Из «Историй об Осиновом гребне»

О чудесах Новосибирской области, до которых «можно добраться на машине»: http://news.ngs.ru/articles/50362381/.
А ещё в нашей неповторимой Новосибирской области случаются реальные чудеса!!!
Вот история об удивительном месте НСО — Осиновом гребне…

Из «ИСТОРИЙ ОБ ОСИНОВОМ ГРЕБНЕ».

Осиновый гребень — это официальное название одного из небольших залесенных хребтиков на юге Новосибирской области, — официального настолько, что оно присутствует на картах.
Необычную красоту этого места невозможно запечатлеть на фотографиях — пейзаж, снятый вблизи — одно дерево или несколько их, — будет подобен миллионам других, снятых с парков и пригородных лесов; сфотографированный сверху — с вершины одной из горок или с высоты птичьего полёта, — отразит пологие сопки, коих — полно во многих областях. Странное ощущение чего-то таинственного нельзя почувствовать, лишь на малое время ступив на землю Осинового гребня, допустим, прилетев туда на вертолёте. Сложно описать, трудно зарисовать. Нужно пройтись своими ногами между осин, заночевать в лесу, тогда, может, раскроется что-то…

След. Ноябрь.

Собственно это не моя история, но получена она из достаточно надёжного источника, о котором можно сказать «верю как самому себе» без поправок на «а верю ли я самому себе?»

Мы шли по Осиновому гребню. Было пасмурно, но — без дождя. Здесь то ли прошёл ураган, то ли другое бедствие — крупные деревья повалило, причём все — на юго-запад. Некоторые деревья легли на землю, некоторые повисли на других — мёртвые, они покрылись зеленовато-золотистым мхом и лишайником. Меж гигантских мёртвых и полуживых стволов поднялись молодые осинки. Мы шагали по лесу — трепетали пожухлые осиновые листочки, неведомым образом державшиеся на ветвях. Солнца не было и оттого лес светился, но словно бы не отражая солнечные лучи, а — сам по себе: в сером осеннем воздухе тускло золотился лишайник и мерцала зеленоватая кора. Листва под ногами почти не проваливалась, редкие молодые осинки не мешали шагать, и мы, поражённые странной красотой тления в осени, брели себе в удовольствие, почти не разговаривая и не пересмеиваясь. За Осиновым гребнем предполагалась река Еловка, за которой находился хребет Пихтовый гребень и цель нашего похода — гора Пихтовый гребень, высшая точка Новосибирской области.
И умудрился же я заблудиться! Причин нашлось много — именно этот участок на карте оказался затёртым; первое самостоятельное руководство; карта-двухкилометровка вместо привычной масштаба «один километр в одном сантиметре», однако как бы там ни было по истечению контрольного срока — нас должны бы искать. Звонить родным и близким. Организовывать поисковиков. Посылать вертолёты…
Пропали!!! И Где?!! В Новосибирской области! Ладно бы в горах, пусть бы в отдалённом районе, а тут — в 30 километрах от населённого пункта и в двухстах — от огромного города! Позор!
Недалеко населёнка. В любом случае мы выйдем к ней, если двигаться на север, значит, ещё есть время… Квадрат «десять километров на десять» известен — мы явно не вышли за эту речку на севере, за эту — на юге, не перевалили через гребень на востоке… хотя вот это — сомнительно.
Смеркалось. Пошёл мелкий нудный снег. Надо спать — утро вечера мудренее. Пока народ ставил палатку, сделал очередную попытку сориентироваться. С положением не определился и уже в непроглядной темноте пошёл спать.
Утром, выбравшись из палатки, обнаружили, что навалило сантиметров тридцать снега. Не хило… Прикинули своё примерное местоположение и, выбрав приблизительно верное направление, двинули. Целый день шагали на северо-восток, ожидая, когда появятся ели, свидетельствующие о приближении к Пихтовому гребню и выходе из осин, но их, вопреки всем ожиданиям и картам, не было.
Весь день шёл снег, и к вечеру мы уже продирались через полуметровые сугробы. После ужина было принято решение идти на север, поскольку стало ясно, что заблуждение по-другому неисправимо. До трассы на севере было километров 30 — 40, и за день я планировал одолеть это расстояние.
Однако наутро открылось, что не так-то было: как только двинулись на север, попали в хаос гребешков и оврагов. И тут началось: я провалился по грудь в снег. «Что за чёрт! Такого не может быть! Конечно, шёл снег, конечно, уже два дня, но не могло же насыпать полтора метра за такой короткий срок!». Покопавшись в снегу, я сообразил: просто снег лежал на каркасе из поваленных деревьев… однако понимание не помогло — попытался встать и ушёл по грудь в снег. Чертыхаясь, ещё раз сверил азимут, осмотрелся и увидел вокруг себя белые склоны, на которых невозможно определить есть ли поваленные деревья под снегом. Придётся двигаться так… Поползли. К вечеру вышли на более ровную местность. При самом большом везении в этот день мы прошли не больше 6-7 км.
Началось очередное изучение карты. Мы явно не находимся среди полей слева… поскольку вокруг тайга. Мы точно не на речке справа. Значит, стоим на широченном водораздельном хребте шириной около 10 км. Если пойти влево, может, придём к полям. А может, и не придём, поскольку явно лишь, что стоим на водоразделе, но на этом — ближнем к полям, или на другом — очень даже неизвестно. Значит, если мы двинем влево, то, во-первых, потеряем при данной скорости полдня, во-вторых, опять же не точно, что выйдем на поля. Если полезем вправо… то даже если и выйдем на речку, не факт, что идти по ней будет проще, чем сейчас. Ситуация становилась угрожающей: призрак позора кружил вокруг нас в виде поисковых отрядов и вертолётов, насмешливых товарищей и озлобленных мамашек… При скорости 10-12 км в день мы одолеем расстояние до дороги минимум за два дня. Вымокнем за это время, может, заболеем немножечко, а если заболеем множечко, то… блин, как отсюда больных-то ещё на себе тащить? Хорошо хоть еды много…
Вечерело, оставался ещё час сумрачного времени — хоть километр, но одолеем. Пошагали.
След! Среди целины внезапно появились следы. Цепочка их круто уходила влево. Подошли поближе и попытались разгадать, кто их хозяин. Ни на какой звериный след непохоже. Птичий — тем более. Очень похоже на след детских босоножек: пятнадцатисантиметровый отпечаток состоял из двух частей — две трети на одну треть, пятка — закругление, носок — округлое заострение… Почесали голову и, отогнав мысли, что след не совпадает с нужным направлением, побрели по нему. Наступление полной темноты совпало с исчезновением следа.
— Исчезли, — нечаянно болтнул я.
И понял, что за спиной — тишина. Оглянулся. Понурившийся народ сбился в кучу.
— Кто это? — спросила Ирка.
— Зверь какой-то, — деланно беззаботно ответил я.
Однако интонация не удалась — голос дрогнул.
— Кто это? — снова повторила Ирка.
— Хозяин.
Все разом поёжились — случайный ответ был самым верным, словно бы не я его произнёс, а лес, снег и осины, осины…
— Ставим лагерь, — скомандовал я, — быстрее за дровами. В лес только по двое и больше.
Однако народ отказывался отходить в темноту. Тогда скорее наломали веток с ближних деревьев и запалили костёр. Лишь после того, как огонь уверенно охватил дрова, народ пошагал в лес. За рекордно короткое время поставили палатку, сварили и свалились в спальники.
— Кто же всё-таки это был? — вновь спросило общество.
— Хозяин. — Пожав плечами, ответил я. И подумал, кого бы мне спросить об этом…
Обычно выходили затемно, однако на этот раз дождались полного рассвета и лишь тогда вылезли из палатки. Снегопад прекратился. Что же творится всё-таки?! Следы вели влево, и я, пока народ варил еду, побежал влево — показалось, что там не лесная чаща, а просвет… И вправду — поле! Ура!!! Присмотрелся и обнаружил на противоположном конце поля ЛЭП. Приплыли… Интересно, сколько бы мы пёрли по тайге на север, не обнаружь след и не уйдя по нему на запад? Ползли бы по снегам, а в километре от нас находились бы поля…
Поели, попили, собрались, нацепили рюкзаки и побежали к электролинии. Как и положено, под ЛЭП шла дорога. Через час пришли в деревню. Через два уже катили в автобусе. Через три — в электричке. К ночи — дома.
Как это объяснить — не знаю. Возможно, птица ночевала в снегу, выбралась и к полям… поползла, уподобившись червю, то заныривающему, то выбирающемуся наружу. Может: лось ночевал, потом проснулся поутру, а кругом — не помятая трава, но метровый слой снега… Ответ неверный.
Какое же объяснение этому?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *